Каталог статей /

Голод в Казахстане в 1919—1922 гг. :: Писатели и публицисты о голоде 1919—1922 года

Голод в Казахстане в 1919—1922 гг. · Исследования ученых-историков · Писатели и публицисты о голоде 1919—1922 года · Близкие статьи · Литература · Примечания · Близкие статьи ·


Главный редактор литературного журнала «Простор» Валерий Федорович Михайлов:

…Еще один момент. Почему-то когда мы говорим про голод в степи, то сразу подразумевается голод 30-х годов. А ведь в Казахстане это был второй голод. Первый был в 1919—1922 годах. Поэтому когда исследователи будут заниматься этой проблемой, должны ее разделить на первый и второй периоды. Первый голод тоже был страшным. Он больше коснулся южного региона, хотя в той или иной мере пострадали все жители Казахстана. Если в 30-х годах по различным оценкам погибло от 1,5 до 2 миллионов человек, то в первый голод — около одного миллиона человек. Так что казахи, действительно, за каких-то 10 — 15 лет лишились около половины населения. Мировая история не знает трагедии подобного масштаба. И каждый казах просто обязан знать, помнить об этой трагедии…."

Мустафа Шокай — казахский общественный, политический деятель и публицист, эмигрант, впоследствии сотрудничавший с Третьм Рейхом в деле создания Туркестанского легиона, писал в книге «Туркестан под властью Советов. К характеристике диктатуры пролетариата» (цит. по журналу Простор. 1992.N9-10.с.101-112):

…Еще одна выдержка из книги того же Рыскулова. На этот раз речь пойдет о неслыханной нигде в мире «голодной политике» советской власти в отношении коренного населения Туркестана. Говоря о голоде среди туземного населения, в частности среди казахского, Турар Рыскулов свидетельствует, что один "из заслуженных руководителей Октябрьского переворота в Туркестане Тоболин на заседании Туркестанского Центрального Исполнительного Комитета заявил прямо, что киргизы (казахи), как экономически слабые с точки зрения марксистов все равно должны будут вымереть. Поэтому для революции важнее тратить средства не на борьбу с голодом, а на поддержку лучше фронтов (см. предисловие, стр. ХII). «Количество умерших от голода (мусульман), говорит Рыскулов(стр.77), исчисляется в огромных размерах…» Но цифр он не приводит. Советские источники (1919 г.) называли кошмарную цифру в один миллион сто четырнадцать тысяч (1 114 000). Таков наш национальный пассив от московской «национально-освободительной политики». А вот «советский актив». — Можно сказать, пишет Т. Рыскулов на стр.77, что погибшие люди спасли советскую власть, так как если бы они, эти миллионы голодающих… пришли и потребовали своей доли, то они не оставили бы камня на камне и перевернули бы все… Поэтому приходится признаться, что хотя мы их и не накормили, но они спасли общее положение… Я бы хотел спросить у французских коммунистов: такой же ли точно политики они будут держаться (если, к несчастью Франции, они оказались бы у власти) в отношении сирийцев, марокканцев, индокитайцев и др. «с марксистской точки зрения экономически слабых» народов? А сириец Али-Мира захочет ли, чтобы будущая советская власть в Сирии утвердилась, благодаря гибели сирийской бедноты, на трупах сирийских крестьян? Ещё два-три свидетельских показания о колонизаторском, национально угнетательском характере советской власти в Туркестане.

Например: — В Перовске (ныне Кзыл-Орда) сидел самодержец Гержот. От него откочевал целый народ — киргизы (казахи). При этом откочевании вымерло около одного миллиона человек. Знаете, где это написано? Не думайте, г. Мазони, что так пишет «газета капиталистической Франции». Нет. Это было напечатано на столбцах безукоризненно правдивой в ваших глазах московской "Правды в номере 133 от 20 июня 1920 г. Зиновьев еще в то время, когда он был признанным главою 3-го Интернационала, на памятном Съезде Народов Востока в Баку (сентябрь 1920), вынужден был признать, что агенты советского правительства в Туркестане «обижают туземных крестьян, отнимают у них землю, смотрят на них как на низшую расу» (см. стенографический отчет съезда, стр. 227)…

Главный редактор литературного журнала «Простор» Валерий Федорович Михайлов

С жертвами большевики никогда не считались. Люди для них были только «человеческим материалом», из которого, по их мнению, можно было кроить все что угодно. А несогласных – уничтожать пулями, лагерями, голодом. В 30-х годы в народе даже поговорка появилась: «Серп и молот – смерть и голод».
  • Russian to English Russian to German Russian to French Russian to Spanish Russian to Italian Russian to Japanese

Информация на сайте из открытых источников. Основа ВикипедиЯ. | Пожалуйста, внимательно прочитайте эту страницу!